Артем Сильченко: «С 27 метров страшно прыгать всем»

размещено в: Интервью, Новости, Пресса | 0

ХАЙДАЙВИНГ

10 мая на Кубе стартует Мировая серия «Ред Булл» по хайдайвингу. Одна из главных ее звезд – действующий чемпион 30-летний россиянин Артем Сильченко. Последние 10 лет он работал на износ – летом участвовал в соревнованиях, а все остальное время – в различных шоу, в том числе, на круизных лайнерах. Нынешняя зима стала исключением из правил – ее мастер 27-метровой вышки провел в родном Воронеже.

– Что сподвигло вас на такой шаг?
– От шоу я уже не получаю удовольствия, да и тяжеловато это – круглогодично работать 10 лет. К тому же нам с женой пора обзаводиться домом. Надоело постоянно жить в отелях и на съемных квартирах.

– В Воронеже у вас квартира?
– Да, только она в процессе ремонта. Пока живем у брата.

– От русской зимы, стоит полагать, вы отвыкли?
– Она шикарна! Не представляете, как я по ней скучал. Сто лет снега не видел. Зима в России очень красивая! 10 лет солнца – это здорово, но оно, поверьте, утомляет. А в нашей стране невероятный климат, который прекрасен как раз-таки своим разнообразием.

– На протяжении 10 лет вы участвовали в шоу, и это было продиктовано необходимостью. Так вы зарабатывали на жизнь. Взять паузу в этом сезоне позволила победа в Мировой серии?
– Мы отработали с женой два длинных контракта. Удалось немного накопить. Ну и победа в Мировой серии, конечно, принесла какие-то деньги. Во всяком случае на зимовку хватило. Зато сейчас есть дополнительный стимул побеждать.

– Какого уровня призовые в хайдайвинге?
– Довольно слабые. За первое место на одном этапе – около 5 тысяч евро.

– При том, что выполняя каждый прыжок вы рискуете жизнью, действительно немного.
– Вот и я про то же. Надо было в детстве в теннис уходить (смеется). Но, надеюсь, со временем ставки возрастут.

– С другой стороны, у прыгунов в бассейне призовые за этапы Мировой серии и того ниже.
– Зато те, кто попадают в сборную России, имеют постоянный доход от государства. Это ощутимый фактор.

– Спонсоры вами интересуются?
– У Орландо Дюка и американца Дэвида Колтори контракты с «Ред Буллом». У меня же спонсоров нет, поэтому я пока держусь на добровольных началах. Жду своего счастливого часа.

– У вас в жизни после победы в Мировой серии что-то изменилось?
– Ребята, с которыми вырос на одной улице, поздравлять начали. А глобально – ничего. Получил только моральное удовлетворение. Все-таки Мировая серия – это лучшее из того, что сейчас может выиграть хайдайвер. Но об этом я уже забыл. Сейчас на дворе 2014 год и все нужно доказывать заново.

ПРЫЖОК, КОТОРЫЙ ПРИДУМАЛ АРТЕМ

– Зимой тренировались в бассейне?
– Да, наконец посвятил это время спорту. В основном прыгал с 10 м. В подготовке используются все высоты, но наибольшее количество прыжков, конечно, пришлось на «десятку».

– В бассейне вы, как и с 27 м, входите в воду ногами?
– По большей части. Есть подводящие упражнения, при которых приходится входить руками, но чаще всего отрабатывается именно соревновательный вариант.

– Вас много консультировал Дмитрий Саутин. Эта зима – не исключение?
– Дима помогает, но в основном я тренируюсь у Геннадия Стародубцева. Он работает со мной с детства, научил прыгать, знает мои возможности и недостатки, из-за чего мне с ним очень легко.

– Удивите чем-то соперников предстоящим летом?
– Скорее всего, этот сезон обойдется без новых прыжков. Я проанализировал результаты прошлого года и понял, что практически все рекорды сложности в нашем виде спора принадлежат мне. Усложнять дальше не имеет смысла, поскольку пострадает стабильность.

– Можете описать ваш самый сложный прыжок?
– Три сальто назад с тремя винтами согнувшись. Стоит учитывать, что в хайдайвинге скорость достигает 90-100 км/ч. Еще есть прыжок с рук в два с половиной оборота и двумя с половиной винтами. Его изюминка во входе, который никто кроме меня сейчас не делает. Я сам придумал этот прыжок. Мог им выиграть чемпионат мира в Барселоне, но ошибся и стал только шестым. Прыжок можно усложнить еще, но и без этого у него наверняка будет наибольший коэффициент сложности в этом году. Нужно просто исполнять его стабильнее и чище.

– В классических прыжках прослеживается тенденция увеличения сложности. Мексиканцы, например, каждый сезон удивляют количеством оборотов.
– Но тех же мексиканцев на всех последних стартах обыгрывают ребята, которые с меньшей сложностью прыгают гораздо «точнее».

СЛЕЗЫ НА ВЫШКЕ

– Впереди этап Мировой серии на Кубе. Первый старт сезона отличается от остальных?
– Безусловно, ведь я не прыгал с 27 м уже семь-восемь месяцев. Придется собирать программу, как в первый раз.

– Сколько тренировок планируете провести на Острове Свободы перед соревнованиями?
– Одну, если повезет – две.

– Этого достаточно? Все-таки «десятка», на который вы тренировались зимой – это совсем другое.
– Разница несопоставимая. Если честно, после такого перерыва залазить на 27 м страшно. Очень! Тело все помнит, но вот глаза высоту забывают. Поднимаешься наверх, опускаешь голову – и «вау»! И так всегда. Это не велосипед, на который можно сесть спустя полгода ходьбы и как ни в чем ни бывало поехать.

– По ходу сезона страх уходит?
– Да, такое есть. На финал выходить вообще легко. Понимаешь, что это конец сезона (улыбается). Прыгая постоянно, голова привыкает.

– Страшно всем или среди вас есть «безбашенные» ребята?
– Абсолютно всем. Притом у каждого это проявляется по-разному. Есть у нас паренек, который может даже всплакнуть перед прыжком. Страх есть страх. Некоторые, наоборот, стараются пораньше прийти на тренировку, быстренько «отстреляться» и только потом осознать, что произошло. У каждого свой способ.

– С парашютом не прыгали? Интересно сравнить ощущения.
– Нет, но очень хочу. Останавливает история, которая недавно произошла с Орландо Дюком. На приземлении колумбиец сломал ногу, в результате чего пропустил сезон. Я себе позволить этого не могу. Век хайдайвера не долог, и не хочется из-за нелепых ошибок еще больше его сокращать. Сначала напрыгаюсь, а уже потом начну развлекаться.

КАЗАНИ НА ЗАМЕТКУ

– В этом году помимо традиционной Мировой серии пройдет первый в истории Кубок мира, причем в Казани.
– Обязательно приму в нем участие. Куда без меня дома? В 2011 году мы выступали в Ялте, и я почувствовал, что такое, выступать на своей земле. Для меня русские и украинцы – один народ. Было очень здорово! Не сомневаюсь, что в Казани будет не хуже. Да и дайверы уже проявляют интерес. Хотят посмотреть все своими глазами и убедиться, что медведи на балалайках у нас не играют.

– В прошлом году хайдайвинг в тестовом режиме был включен в программу чемпионата мира в Барселоне. Официальные соревнования отличаются от Мировой серии?
– На «Ред Булле» атмосфера более дружественная. Это объяснимо – мы многие годы знакомы с организаторами. А в Барселоне были непривычные серьезные собрания, антидопинговые лекции. На вышку без аккредитации не пускали.
Еще один момент: на Мировой серии очень хорошо работают с публикой. Всегда есть заводной конферансье, благодаря которому соревнования становятся более привлекательными, а между прыжками включается хорошая музыка. Одними прыжками, пусть даже с 27 м, развлекать людей тяжело – нужно шоу. При добавлении легкого элемента развлечения публика увеличивается в разы.
А какие невероятные ощущения испытываешь, когда стоишь на вышке, а тебе в такт хлопают 70 тысяч зрителей… Так было во французской Ла-Рошели. Заведенная толпа просто получала удовольствие от происходящего и транслировала его нам.

– Ваши слова можно переадресовать организаторам Кубка мира и чемпионата мира в Казани.
– Будет здорово, если они прислушаются. Любой организатор хочет собрать как можно больше людей. Официальность от этого не страдает, а классный праздник пойдет на пользу и зрителям, и спортсменам.

УРОКИ АЛЬПИНИЗМА

– Прыгуны с «десятки» порой сетуют на то, что к пятому-шестому прыжку становится тяжеловато подниматься на вышку. Каково вам каждый раз взбираться на 27 м?
– В душе я сейчас улыбаюсь. В прошлом году мы прыгали в Таиланде, и я скажу так – неподготовленный человек просто не заберется на эту вышку. Это вам не на 10 м по комфортной, удобной лестнице забежать (смеется). Порой приходится пользоваться альпинистским снаряжением, лазить по бамбуковым лестницам, спускаться на тросе по камням… Хоть уроки альпинизма теперь давай. Еще бывает, что прыгнешь, а лодки, которая должна тебя забирать, нет. Вот и гребешь еще метров 200-300. И так после каждого прыжка.

– Это уже триатлон какой-то.
– Мы, кстати, думали над этим. Соревнования можно усложнить – залез, прыгнул и поплыл к финишу (смеется).

– Если серьезно: что же все-таки всеми вами, хайдайверами, движет? Не один же адреналин.
– Я сам долго думал над этим. Ответ прост: хочется. Такой у нас жизненный стиль. Я по знаку зодиака водолей, а он, как говорится, не обязан никому объяснять, почему чего-то хочет (улыбается). Мной движут не только жажда денег, славы и адреналина. Нравится все: друзья, адреналин, азарт. Соревнования захватывают и увлекают, а путешествия – это, наверное, мечта любого человека. Весомые аргументы?

Источник — «Спорт-Экспресс»

Оставить ответ