Алексей Власенко: «Как можно не верить в Захарова?»

размещено в: Интервью, Новости, Пресса | 0

Президент Российской федерации прыжков в воду Алексей Власенко в интервью корреспонденту агентства «Р-Спорт» Веронике Гибадиевой рассказал о том, какие задачи ставятся перед командой на Олимпиаде, почему нельзя не верить в Илью Захарова, а также поведал об особенностях бразильской организации Олимпийских игр.

— Алексей, в каком настроении прыгуны в воду подходят к Олимпиаде?
— Министерство спорта и остальные вспомогательные организации, cама федерация сделали все для подготовки спортсменов к Рио-де-Жанейро. Олимпиада — это то, к чему мы готовились целенаправленно, и когда была критика по поводу наших результатов на других, второстепенных стартах, мы понимали, что пик формы должен быть именно на Играх. Там они должны выступить достойно.

— Главный тренер сборной Олег Зайцев в какой-то момент был обеспокоен состоянием олимпийского чемпиона Ильи Захарова?
— Я с ним разговаривал, спрашивал, как он себя чувствует, он говорит, что все нормально, что в спокойном режиме готовится к Олимпиаде.

— То есть вы в Захарова верите?
— Как можно не верить в Захарова? Все судьи, которые были на Мировой серии, подходили и говорили, насколько он уникальный спортсмен. Многие вспоминают, каким был его последний прыжок в Лондоне, говорят, что они ему сердце отдали за этот прыжок. Его судьи любят, уважают. Он сделает все, что в его силах, выполнит задачу, которую поставит тренер.
Он боец. Он собирается в нужный момент и выдает то, что нужно. Не так, как другие, находясь на пике формы, выходят, и все — медвежья болезнь. Захаров всегда собирается, волю в кулак, мобилизует себя и делает даже больше того, на что готов.

Судьи благосклонны

— Как судьи в целом относятся к нашей команде?
— Отношение хорошее. Любят нашего Никиту Шлейхера и очень хорошо относятся к Жене Кузнецову. Судьи мне тут напомнили, как в 2010-2011 году на Мировой серии он одним прыжком проиграл лидерство, говорят, что переживали тогда. Помнят! Я этого не помню, а они помнят. Многие вообще считают, что Кузнецов может выиграть Олимпийские игры в индивидуальных прыжках.

— Задача завоевать золото в мужском «синхроне» на 3-метровом трамплине по-прежнему в силе?
— Мы везде ориентируемся только на победу. Олег Алексеевич (Зайцев) сказал, и я с ним согласен, что мы должны ехать с мыслью «второе место — это поражение».

— В женских видах программы у нас всего две олимпийских лицензии. Рассчитывали на большее?
— Я считаю, что мы показали то, на что готовы в данный момент времени. Вести просто «туристов» тоже не хочется. Конечно, обидно, потому что был момент в женском «синхроне» на трех метрах, когда на чемпионате мира (Надежда) Бажина сорвала прыжок, а на отборе сейчас то же самое сделала (Кристина) Ильиных.

— Как я понимаю, участие (Александра) Бондаря в Олимпийских играх уже не рассматривается?
— Вопрос тут сложный. Он хороший спортсмен, мы это понимаем, но нужно заслужить доверие тренера. Часто его критикуют за то, что у него есть любимчики, но я в это слабо верю. У нас все просто — встал, доказал и иди, выступай в команде. До Олимпиады, я думаю, он где-то выступит, но на Олимпиаде точно нет. И дело не в том, что федерация Украины запретила, но место в команде еще предстоит заслужить. Он парень сильный, волевой, думаю, у него хорошее будущее в нашей команде.

— Перед Олимпиадой вы возглавили еще и федерацию синхронного плавания. Это ведь большая ответственность.
— Это большая честь. Благодарен Виталию Леонтьевичу Мутко, что он доверил мне возглавить эту федерацию, претендентов было много, в том числе не самые последние люди в стране.

Проблемы в Рио

— Вы были в Рио на тестовых соревнованиях по прыжкам в воду, которые вызвали много нареканий к организаторам. Что там было не так?
— Честно сказать, сложно выбрать, что там вообще было «так». Когда техком выпустил огромный перечень ошибок организаторов по итогам тестовых соревнований, они его свернули, соревнования закончились, и тут начались танцы оргкомитета на бортике. Просто танцы. Я понял, что тут мы ничего не исправим.
Опять же, вот вам элементарный пример. Идем с (главой FINA) Хулио Маглионе в бассейн. Его обыскивали тридцать минут. Уже все смеялись, говорили, что это президент FINA, но бесполезно… При этом рядом вход без единого охранника, как говорится, «через нашу проходную пронесу и мать родную». Необъяснимые вещи, конечно.
На вышке были проблемы с покрытием. Трамплины, ребята говорят, нормальные. Но повесили синий бортик, который сливался с водой. Спортсмены падали, как вертолеты. Никто нормально не смог выполнить свои прыжки. Просили снять этот борт, в ответ «да, да, да», но в итоге так до конца ничего и не поменяли. Будем надеяться, что к Олимпиаде все эти вопросы организаторы решат.

Источник — Вероника Гибадиева «Р-Спорт»

Оставить ответ