Алексей Власенко: к сожалению, команды у прыгунов в воду на Олимпиаде не было

размещено в: Интервью, Новости, Пресса | 0

Президент Российской федерации прыжков в воду и исполняющий обязанности президента Федерации синхронного плавания России Алексей Власенко в интервью агентству «Р-Спорт» подводит итоги выступления россиян на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро в этих видах спорта, говорит о необходимости коллегиальных решений в тренерском штабе прыжков в воду и о своем видении ситуации по представительству в FINA.

— Алексей, сейчас, когда прошло несколько дней после окончания Олимпиады, что можете сказать по ее итогам для ваших федераций?

— Что касается синхронисток — это было фантастическое выступление, без шансов для их соперниц. Как я уже сказал еще в Рио, остальные, ну что там, круги на воде, не больше, на фоне наших девушек. Дуэт великолепен, группа просто фантастическая, просто ни с чем не сравнимо. Прыгуны расстроили. Были причины, которые вылились в итоге в такое выступление.

— Например?

— Открытый бассейн, FINA была готова заплатить миллионы евро, чтобы решить этот вопрос, и он решался вплоть до Олимпийских игр, но в итоге все-таки пришлось выступать в открытом. За шесть месяцев было принято решение, что крыши у бассейна все-таки не будет, этого периода не хватило для подготовки к этим условиям. Открытый и закрытый бассейн — это две совсем разные истории.
Не получилось полностью проявить себя в этом бассейне не только у нас. Том Дэйли набирает под 600 баллов, но потом в итоге оказывается вне финала. Ки Бо, фантастический прыгун в воду, я считаю, набирает больше ста баллов, а потом двадцать. Мне жаль, что не получилось у Виктора Минибаева, он отдельно готовился по своему графику.
Захаров, конечно, расстроил. Но думаю, что если бы Илья добрался до финала, боролся бы за медаль, он очень волевой спортсмен. Женя Кузнецов сделал все что мог, но выше головы не прыгнуть.

 © РИА Новости. Александр Вильф  Спортсмены сборной России Евгений Кузнецов и Илья Захаров
© РИА Новости. Александр Вильф
Спортсмены сборной России Евгений Кузнецов и Илья Захаров
— В «синхроне» ведь тоже не получилось.

— Совсем ничего не получилось, это правда. Прыжок на 3,9 у них не был готов, не знаю, зачем было его ставить. Это вопрос к главному тренеру.

— Сейчас главный тренер Олег Зайцев заявил, что в команде была не самая лучшая атмосфера. Вы это чувствовали?

— Я видел тренеров всего по несколько минут, поздоровался на бортике, пошел дальше. Занимался судьями и прочими организационными проблемами. Но во время Олимпиады было заметно, что команды нет. На трибунах британцы активно поддерживали своих — вся скамейка вскакивала, когда их спортсмены прыгали, американцы тоже, а у нас каждый был за себя.

— Уже решили, как дальше будет строиться работа с прыгунами в воду?

— Я вчера разговаривал с министром спорта и с Жуковым. Александр Дмитриевич вообще предлагает взять иностранного специалиста, так как наши по-прежнему живут стандартами Олимпиады-80. Виталий Леонтьевич Мутко тоже говорит, что возможно, стоит взять иностранца, может быть, не на пост главного тренера, а просто в тренерский штаб. Я сейчас хочу пригласить (Дмитрия) Саутина, (Глеба) Гальперина, (Елену) Вайцеховскую, (Олега) Зайцева, всех, кто живет этим видом спорта, и выслушать их позицию. Я никогда не лез в спортивную составляющую, полностью доверял в этом главному тренеру, но сейчас возьму управление на себя.

— Говорят, у вас была долгая беседа с Алексеем Евангуловым после окончания соревнований.

— Да, мы поговорили, и он подтвердил все мои предположения. Он сказал, что мы остались в 80-х в плане специфики тренировок, у нас нет физической подготовки, работы со штангой. У Тома Дэйли четыре тренера — один на воде, один в зале, один, который занимается психологической подготовкой, а четвертый связывает это воедино. У нас же – главный тренер, который полностью контролировал весь процесс.

— Но есть ведь личные тренеры?

— Их довели до состояния ниже плинтуса, они боятся сказать слово. Нужно вводить тренерский совет, чтобы выслушать все мнения. У главного тренера перед этой Олимпиадой было полное доверие, и не было оснований отказывать ему в этом. В Лондоне выступили успешно, в Барселоне, я считаю, тоже неплохо — там был открытый бассейн, но было и три медали, и если бы у Минибаева не было проблем с заключительным прыжком, там было бы золото. И, опять же, там Захаров не прошел в финал, прошел бы — была бы другая история. В Казани в синхроне на трамплине мы проиграли тысячные, да и Захаров, по моему мнению, выиграл, но судьи натянули баллы китайцу на первое место.

Первый тревожный звонок был на Кубке мира, когда мы приехали в этот «счастливый» для нас бассейн. Первый раз не получилось, но ошибок мы не учли и сценарий повторился на Олимпиаде. Но у нас, повторюсь, до Олимпиады был целый ряд успешных стартов в этом цикле, поэтому я не думаю, что стоит в этой ситуации сразу резко негативно критиковать нашего главного тренера Зайцева.

— На Первом канале было шоу «Вышка». Хочется вообще, чтобы наши прыгуны в воду стали настоящими звездами?

— Да они и так уже звезды, в своем виде спорта. Спорт — это тяжелый ежедневный труд, а когда они начинают быть звездами вне него, они перестают быть спортсменами. В нашем случае это именно так работает. Есть шанс стать звездой — выиграть золото Олимпиады, а вот это все искусственное, по телевизору, реклама… Это явно не наше.

— Но Том Дэйли — настоящая звезда.

— А как работает Том Дэйли? Я видел, как он тренируется. Он делает в два раза больше прыжков, чем наши.

FINA и LEN

— Вы решили не выдвигать свою кандидатуру в техком LEN. Там теперь будет работать Светлана Моисеева. Почему приняли такое решение?

— Просто считаю, что нужно отдавать функции другим людям, более профессиональным. Все, что касается организационных вопросов, я закрываю и буду продолжать помогать.

 © РИА Новости. Алексей Куденко  Виктор Минибаев
© РИА Новости. Алексей Куденко
Виктор Минибаев
— Вы заявили в Рио, что вам поступило предложение возглавить техком FINA по прыжкам в воду. Это было официальное предложение?

— Эта инициатива исходит от спортсменов и специалистов, прежде всего русскоязычных. Это было их пожелание. Пока не понимаю, надо это мне или нет. Будут выборы в 2017 году в Будапеште. Перед ними мы с (Владимиром) Сальниковым обсудим все это, потому что надо усиливать свои позиции в FINA. Нужно привлекать Сашу Попова, нужно усиливать позицию в водном поло, потому что сейчас представителя в LEN по этому виду спорта у нас нет, а в этом виде спорта Европа задает тон. В синхронном плавании у нас есть Игорь Карташов, претензий со стороны FINA к нему нет, но у нас подрастают пятикратные олимпийские чемпионки, три (Наталья Ищенко, Светлана Ромашина, Анастасия Давыдова — прим.), есть Ольга Брусникина.

— Какие соревнования планируются для проведения в России в следующем году?

— Пока нет понимания, сколько будет этапов Мировой серии. Насколько мне известно, Канада подтвердила желание на проведение этапа, Китай может взять даже два. У Дубая нет денег на это мероприятие, а мы заинтересованы в проведении домашнего этапа, чтобы обкатывать там ближайший резерв, чтобы скамейка была шире. Потому что не дело, когда команда ориентирована только на Захарова, Кузнецова, Минибаева. Вот сейчас подтянули Шлейхера, судьи его уже совсем иначе воспринимают.

— А решение по поводу своего поста в Российской федерации прыжков в воду приняли?

— Честно говоря, мне еще нужно посоветоваться с министром спорта на эту тему. Я все-таки надеюсь, что у нас будет общая федерация по водным видам спорта, аналог FINA – и в ней место найдется всем. Это было бы логичным решением.

Источник — Р-Спорт

Оставить ответ